Мнение адвоката о поручении Президента Верховному Суду обобщить судебную практику по делам самообороне

Фото с сайта iz.ru

Вопросы журналиста:
9 декабря 2021 года Президент России Владимир Путин пообещал поручить Верховному суду обобщить судебную практику по делам о превышении самообороны и в случае необходимости представить предложения по совершенствованию действующих норм.

1. Насколько сейчас, на ваш взгляд, суды объективно подходят к рассмотрению дел о превышении пределов допустимой самообороны? Достаточно ли понятны судьям основания, по которым нужно принимать решения в таких делах?

2. Какие чаще всего ошибки допускают суды при рассмотрении таких дел: слишком лояльно относятся к тем, кто занимался самообороной, или слишком жестко?

3. Учитываются ли при рассмотрении таких дел психологическое состояние человека в момент самообороны - например, если он допустил превышение пределов самообороны в состоянии аффекта, будет ли это считаться смягчающим обстоятельством?

4. Насколько понимаю, руководствоваться нужно в первую очередь постановлением Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 года? Достаточны ли разъяснения, данные на этот счет Верховным судом?

5. Нужно ли, на ваш взгляд, менять подходы к таким делам, в том числе внося изменения в законодательство или рассмотрев возможность выпуска новых рекомендаций?

Ответы адвоката: 
1. Проблема игнорирования права граждан на самооборону всеми звеньями правоохранительной системы: судьями, прокурорами, следователями, - носит реальный характер. Закрепленное в статье 37 Уголовного кодекса РФ право человека на необходимую оборону фактически игнорируется. 

2. В большинстве случаев правоохранители делают вывод о том, кто прав, а кто виноват, по тяжести полученного вреда здоровью. Кто получил более тяжелый вред здоровью, тот и потерпевший, даже если такой человек первым напал на мирного гражданина, который защищался. Такова обычно логика следователей, прокуроров и судей. 
Тем более сложно доказать наличие состояния необходимой обороны, если преступники нападают на другого человека и кто-то решается заступиться за жертву нападения. 

Проблема, на которую обратили внимание Президента актуальна, потому что судебная практика в стране складывается таким образом, что если прохожий увидит, что на его глазах избивают или даже убивают человека, и начнет защищать пострадавшего, то заступившийся имеет реальные шансы оказаться на скамье подсудимых вместо настоящих преступников. 

Часто в приговорах судьи пишут примерно следующее: «доводы осужденного о наличии состояние необходимой обороны не нашли своего подтверждения» или «суд критически относится к доводам осужденного о наличии состояния необходимой обороны как к попытке уйти от ответственности за содеянное» и так далее. Чтобы право граждан на самооборону стало реальным нужно корректировать судебную практику. 

 3. Состояние аффекта и необходимая оборона это разные понятия.
Психическое состояние человека, когда он не отдает отчета своим действиям, не способен руководить ими — состояние аффект и необходимая оборона, когда человек осознано защищает себя или других, это разные вещи. 

 4-5. Разъяснения Верховного Суда России касательно необходимой обороны понятны и справедливы, но на практике они часто не учитываются. Полагаю, виноват в этом именно Верховный Суд. 

Невозможно назвать точное число осужденных, указывавших в своих жалобах в Верховный Суд на свою невиновность по причине наличия состояния необходимой обороны, но получивших ответы, которые сложно назвать иначе чем отписками. Полагаю, счет таких людей идет на тысячи и виновата в этом именно судебная система. 

Если Верховный Суд, при наличии оснований, начнет отменять приговоры нижестоящих судов, оставивших без должного внимания доводы защиты о наличия состояния необходимой обороны, ситуация постепенно начнет исправляться, а если не начнет, институт права на самозащиту так и будет, в основном, оставаться на бумаге.

Адвокат Константин Кудряшов

Комментарии